На государевой службе

         Империя не может существовать без армии – армейский быт, армейский уклад, армейские традиции пронизывают все стороны жизни империи, откладываясь в умах и душах людей.

         Основным центром подготовки офицеров в XVIII – XIX вв. являлись гвардейские полки, в которые молодые дворяне поступали рядовыми и унтер-офицерами. Первый из полков был сформирован князем А.Д. Меньшиковым в 1707 году в Москве, а в 1719 г. получил название Санкт-Петербургского драгунского. В 1710 году была образована Команда придворных гребцов и Команда придворных яхт. В феврале 1810 г. из таких команд был сформирован 4-ротный Гвардейский экипаж. Кавалергардский полк был одним из наиболее аристократических полков российской гвардии. Впервые в России кавалергарды (телохранители из дворян) появились еще при Петре I как команда (рота) из 60  человек для участия в церемонии коронования императрицы.

Читать далее

        Еще в 1714 г. Петр I издал указ, запрещавший производить в офицеры юношей, не прошедших гвардейскую службу. Поэтому сеть военно-учебных заведений, удовлетворяющая сословные чаяния дворянства и обеспечивающая подготовку высококвалифицированных командиров, постоянно расширялась.

         Начало XIX века стало временем активного развития военно-учебных заведений. Только в Санкт-Петербурге в октябре 1802 года на основе придворного пансионата был учрежден привилегированный Пажеский корпус, готовивший офицеров для гвардии и свиты императора. В 1807 году при Втором кадетском корпусе появился Волонтерский  корпус, вскоре переименованный в Дворянский полк. Он давал молодым аристократам ускоренную подготовку к офицерскому званию – всего за два года.

         Появлялись также новые учебные заведения, готовившие офицеров для специальных родов оружия. В 1804 году открылось Инженерное  училище для юнкеров, на базе которого затем организовали Главное Инженерное училище, в 1820 году – Артиллерийское училище, а в 1822 году – Школа топографов при  Главном штабе.

         Еще в 1826 году для подготовки офицеров гвардейской кавалерии при Школе гвардейских подпрапорщиков сформировали эскадрон юнкеров (от немецкого «Junker» — молодой дворянин), после чего она получила название Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Обучение в школе в отличие от большинства кадетских корпусов было платное. По отзыву современника, туда «стекались, главным образом, «молодые барчата», отцы которых недалеко ушли по службе, но зато обладали порядочными, а иногда и очень значительными средствами».

         От 14 октября 1832 года сохранилась запись в журнале входящих бумаг Школы гвардейских подпрапорщиков: «№ 748. <От> Г. Генерал-адьютанта  Нейдгарта № 238-й о зачислении унтер-офицерами недорослей …Столыпина, …Лермонтова…». Режим  в школе был строгий, воспитание велось «на вполне солдатский лад».2 Поэт М.Ю. Лермонтов назвал годы, проведенные в Школе, «ужасными» и перечислил в шуточном стихотворении «Юнкерская молитва» бедствия, которые могли обрушиться на голову воспитанника по воле начальства:

  

         22 ноября 1834 года Лермонтов был выпущен из Школы корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк. Довольно основательно изучив, как военные, так и общеобразовательные дисциплины, он был разносторонне подготовлен и обладал достаточно широким общим  и военным кругозором. В нем сложились черты военного человека. Не случайно он писал в 1832 М.А. Лопухиной, что «если начнется война, … везде буду впереди».

                В 1839 году Школу перевели в новое здание, отстроенное в расположении Измайловского полка. В 1859 Школа была переименована в Николаевское училище гвардейских юнкеров, а в 1864 преобразована в Николаевское кавалерийское училище. Память о Лермонтове жила среди воспитанников, и в 1881 году начальник училища А.А. Бильдерлинг приступил к организации первого в России Лермонтовского музея. В 1883 году музей открылся. Позднее, накануне столетия со дня рождения Лермонтова, перед зданием училища (ныне Лермонтовский пр.,54) 1 октября 1913 года состоялась закладка памятника поэту. Памятник, изображающий Лермонтова в военном мундире, был сооружен Б.М. Микешиным в 1914 году и торжественно открыт лишь 9 мая 1916.

         Главным достижением  времени царствования Николая I следует признать учреждение в 1832 году Императорской Военной академии, цель которой состояла в «образовании офицеров Генерального штаба».

         Принимали офицеров не моложе 18 лет, по конкурсному экзамену. Учебные программы отличались академической глубиной и серьезностью: тактика, стратегия, полевая и долговременная фортификация, военная история, геодезия и многое другое.

         Николай I неоднократно посещал военно-учебные заведения Петербурга, как вновь открытые, так и старые. Известно, что он вообще с большим вниманием относился к армии, а в кадетских корпусах справедливо видел ее будущее. Воспитанников  Первого кадетского корпуса император ласково называл «мои краснопогонные».

         В первой половине XIX века из военно-учебных заведений вышла целая плеяда блестящих военачальников, администраторов, государственных деятелей. Среди бывших кадет, гардемарин и юнкеров оказалось немало литераторов, художников, музыкантов.

М.Ю.Лермонтов и Столыпины

      Михаил Юрьевич Лермонтов принадлежал к старинным дворянским родам: Столыпиных и Арсеньевых.  По материнской линии — Столыпины. Их родословная начинается с Григория Столыпина, жившего в конце XVI века. Семья Столыпиных поместья имела в Симбирской, Саратовской, Нижегородской, Владимирской и Пензенской губерниях. Прадед Лермонтова, Алексей Емельянович Столыпин, нажил большое состояние на винных откупах. Винокуренные заводы приносили ему огромные доходы, крупные партии вина поставлялись военному ведомству. Коммерческие успехи и общественное положение помогли Алексею Емельяновичу установить обширные связи в высокопоставленных кругах. Славился хлебосольством, держал крепостной театр. Все его дети: 5 дочерей и 6 сыновей (один из которых умер ребенком), получили основательное образование и отличное светское воспитание. Видное положение в губернии, громадное богатство определили поведение Столыпиных: они все отличались твердым характером, независимостью, властолюбием, высокомерием. Ценили искусство, в частности, музыку.

      Большинство сыновей Алексея Емельяновича избрали государственную и военную службу. Александр был адъютантом А.В. Суворова; Аркадий – обер-прокурором в Сенате; Николай – участник войны 1812 года, теоретик военного дела, был севастопольским губернатором; Дмитрий, сослуживец П.И. Пестеля, генерал-майор, командовал корпусом Южной армии; Афанасий — отставной артиллерийский штабс-капитан, герой Бородинского сражения, награжденный золотой шпагой с надписью «За храбрость. В отставке с 1817 г Афанасий Алексеевич, жил в имении Лесная Нееловка Саратовской губернии. Лермонтов часто бывал в гостях у дядюшки в Москве, Петербурге, Нееловке, возможно, в Саратове и его рассказыо Бородинском сражении были одним из источников стихотворения М. Ю. Лермонтова «Бородино». Афанасий Алексеевич — общепризнанный глава рода Столыпиных и ему принадлежала «саратовская тетрадь» стихотворений Лермонтова 1830-1834 гг.

  Читать далее

     Сестра бабушки поэта, Екатерина Алексеевна, после смерти мужа генерал-майора А. В. Хастатова, унаследовала на Кавказе имение Шелкозаводское, или «Земной рай» (близ Кизляра на Тереке), и усадьбу в Горячеводске, куда в 1820 и в 1825 приезжал Лермонтов с бабушкой. Рассказы «авангардной помещицы» Екатерины Алексеевны о быте и нравах кавказских горцев, о войне на Кавказе отразились в ранних поэмах Лермонтова «Черкесы», «Кавказский пленник», «Каллы», «аул Бастунджи», «Хаджи Абрек». Когда тетушка приезжала к дочке Марии Акимовне (в замужестве Шан-Гирей) в Апалиху, близ Тархан, Лермонтов также встречался с ней. Мария Михайловна, в свою очередь, была дружна с матерью Лермонтова, и после ее смерти у нее к Михаилу Лермонтову было материнское отношение. Первый рисунок Лермонтова в альбоме Марии Михайловны помечен 1825 годом. К ней в письмах Лермонтов посылал свои стихи и рисунки. Старший сын Марии Акимовны, Аким Павлович, был взят в Тарханы, где воспитывался с Лермонтовым около двух лет, и потом находился рядом с поэтом на протяжении всей его жизни: общались в Москве, в Петербурге, играли в шахматы, обсуждали прочитанное. Аким Павлович был одним из немногих, посвященных в творческие замыслы поэта. Лермонтов диктовал ему свои сочинения. В частности, повесть «Тамань» до нас дошла в рукописи именно Акима Павловича. В день 40-летия со дня смерти Лермонтова  15 июля 1881 года Аким Павлович выступал в Пятигорске с воспоминаниями. Там же встретился с П.А. Висковатовым и оказал ему помощь в работе над биографией поэта. С другими детьми Марии Акимовны Лермонтов был также в дружеских отношениях: у Алексея Павловича хранилась так называемая Маскарадная книга, в которую Лермонтов  записал новогодние мадригалы (под 1831), Екатерине Павловне принадлежала рукопись «Вадим», а Николая Павловича («Николеньку») Лермонтов «таскает», с ним «бесится» (из письма Е.А. Верещагиной к А.М. Верещагиной, 1838 г.).

     Кузены и кузины Лермонтова по материнской линии  часто были ровесниками поэта, тесно общались с ним в Москве, Петербурге, на Кавказе.

    С Николаем Аркадьевичем  разговор о дуэли А.С. Пушкина с Ж.Дантесом  послужит для Лермонтова толчком к написанию последних шестнадцати строк стихотворения «Смерть поэта». После гибели Лермонтова на Кавказе именно Николай Аркадьевич через А.А. Хастатова вернул В.Ф. Одоевскому записную книжку с последними стихами поэта.

     Алексей Аркадьевич (Монго), по просьбе бабушки поэта, был рядом с Михаилом Юрьевичем и охлаждал его горячий нрав.    Начало близкой дружбы с 1832 года: окончили Школу гвардейских подпрапорщиков, служили в Лейб-гвардии Гусарском полку в Царском селе, проводили свободное время, о чем рассказывает поэма Лермонтова «Монго»(1836). В 1837 году Столыпин по собственной инициативе едет вслед за Лермонтовым на Кавказ и переводится в Нижегородский Драгунский полк, в котором служит его друг и родственник. В 1838-1839 годах они оба вновь служат в Царском Селе в Лейб-гвардии Гусарском полку, живут вместе на квартире, где постоянно собирается множество офицеров полка. В 1839 году Алексей выходит в отставку, однако в связи с дуэлью Лермонтова с Барантом, на которой Столыпин был секундантом, снова отправляется вслед за родственником на Кавказ. Были участниками кровопролитных сражений лета и осени 1840 года. Жили вместе в Пятигорске в 1841 году. На дуэли Лермонтова с Мартыновым Н.С.  Монго опять же был секундантом поэта. Он и хоронил близкого друга. В 1843 году  Алексей Аркадьевич, будучи во Франции, публикует свой перевод «Героя нашего времени».

      Другой дядя, Дмитрий Аркадьевич,  напишет романсы на слова поэта «Два великана» и «Люблю тебя нездешней страстью».

     После смерти Михаила Юрьевича, благодаря воспоминаниям его родственников, написана биография поэта. Многие передавали лермонтоведам то, что принадлежало Михаилу Юрьевичу. Но нельзя не пожалеть о том, что некоторые не записали своих воспоминаний и по сей день очень много темных пятен в биографии поэта…

День рождения М.Ю. Лермонтова

      Георг Лермонт 400 лет назад, в 1621 году, в России был пожалован поместьями в Галичском уезде Костромской губернии. По преданию, именно от этого выходца из Шотландии, взятого в плен русскими войсками осенью 1613 г. при осаде польской крепости Белой, оставшегося в России и принятого на «государеву службу», и пошел род Лермонтовых.

              Юрий Петрович Лермонтов (1787—1831) — отец поэта  

Читать далее

В семье капитана Юрия Петровича Лермонтова и Марии Михайловны (урожденной Арсеньевой) в ночь со 2 на 3 октября (по старому стилю) 1814 года родился Михаил Юрьевич Лермонтов в доме генерал-майора Ф.Н. Толя напротив Красных ворот.

      Крестины будущего поэта прошли в церкви Трех Святителей у Красных Ворот (Москва) 11 октября того же года. Восприемниками (крестными) Михаила были «господин коллежский асессор Фома Васильев Хотяинцев …»и «… вдовствующая госпожа гвардии порутчица Елисавета Алексеевна Арсеньева…» – бабушка Лермонтова.

      После 8 марта 1815 года Лермонтовы с сыном Михаилом и Арсеньевой Е.А. выехали из Москвы в имение Тарханы, Чембарского уезда Пензенской области, где и прошли детские годы поэта.

«Чистейшей прелести чистейший образец…» – ко дню рождения Н.Н. Гончаровой (супруги А.С. Пушкина)

      8 Сентября 1812 года родилась Наталья Николаевна Гончарова – жена и муза Александра Сергеевича Пушкина. Ей посвящен ряд его стихотворений. Необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех. Не ее вина, что все в ней было так удивительно хорошо!.. Наталия Николаевна явилась в семье удивительным самородком!

 

      Надежда Еропкина

      Из воспоминаний А.П. Араповой, дочери Н.Н. Гончаровой во втором браке с Ланским.

      Нигде она (Наталья Николаевна Пушкина) так не отдыхала душою как на карамзинских вечерах, где всегда являлась желанной гостьей. Один только частый посетитель как будто чуждался ее. Это был Лермонтов. Слишком хорошо воспитанный, чтобы чем-нибудь выдать чувства, оскорбительные для женщины, он всегда избегал всякую беседу с ней.

      Наступил канун отъезда Лермонтова на Кавказ. Он приехал провести последний вечер к Карамзиным. Общество оказалось многолюднее обыкновенного, но поэт завладел освободившемуся около нее (Н.Н ) местом завел разговор, поразивший ее своей необычайностью. Он точно стремился заглянуть в тайник ее души и сам начал посвящать ее в мысли и чувства, так мучительно отравлявшие его жизнь.

      Мать поняла, что эта исповедь должна была служить в некотором роде объяснением. В эту минуту она уловила отзвук другого, мощного, отлетевшего духа. Живое участие пробудилось мгновенно, и, дав ему волю, простыми, прочувствованными словами она пыталась ободрить, утешить его, подбирая подходящие примеры из собственной тяжелой доли. И по мере того как слова непривычным потоком текли с ее уст, она могла следить, как они достигали цели, как ледяной покров, сковывавший доселе их отношения, таял с быстротою вешнего снега, как некрасивое, но выразительное лицо Лермонтова преображалось под влиянием внутреннего просветления.

      В заключение этой беседы, удивившей Карамзиных своей продолжительностью Лермонтов сказал:

      — Когда я только подумаю, как мы часто с вами здесь встречались!.. Я чуждался вас, малодушно поддаваясь враждебным влияниям. Я видел в вас только холодную, неприступную красавицу, готов был гордиться, что не подчиняюсь общему здешнему культу, и только накануне отъезда надо было мне разглядеть под этой оболочкой женщину, постигнуть ее обаяние искренности, которое признаешь, чтобы унести с собою вечный упрек в близорукости, бесплодное сожаление о ранее потраченных часах! Но когда я вернусь, я сумею заслужить прощение…

      Ему не суждено было вернуться в Петербург. Мать тогда мне пер их последнюю встречу и прибавила:

      — Случалось в жизни, что люди поддавались мне, но я знала, что это было из-за красоты. Этот раз была победа сердца, и вот чем была она мне дорога. Даже и теперь мне радостно, что он не дурное мнение обо мне унес с собою в могилу.

История появления штофа.

      Вместе с иностранными стеклодувами появилось в России и немецкое слово «штоф», обозначавшее изначально меру объема, равнявшуюся 1/10 ведра, а впоследствии закрепившееся за бутылкой, имевшей тот же объем. Примечательно, что в России уже существовало название меры в 1/10 ведра — кружка. Но «штоф» звучало красивее, так и прижилось.

      В начале XIX века был издан правительственный указ, запрещавший ввоз заграничного стекла в Россию. Благодаря такой заботе об отечественном производителе, количество стекольных заводов в стране увеличилось в три раза всего за 10 лет. И к 1812 году в России ежегодно производилось два с половиной миллиона бутылок и еще столько же штофов (и это не считая аптечной, химической, ламповой посуды и лампового стекла)

Читать далее

      Флакон для  лекарств. Первая пол. XX в.  Выполнен из зеленоватого прозрачного стекла, тулово бутылочной формы плоское в основании прямоугольное, на одной стороне буквы «ИНД.». (из фондов Таманского музейного комплекса)

После отмены запрета на импорт стеклянной посуды, действовавшего 50 лет, оказалось, что отечественные технологии сильно отстали, и российская стеклянная посуда не выдерживает конкуренции с западной. Русским мастерам пришлось проявить изрядную изобретательность, чтобы побороться за потребителя. Появились новые формы бутылок и штофов, помимо темных и бесцветных стали производить посуду из цветного стекла, фарфора, хрусталя.

Отечественные стеклодувы задали моду на бутылки с прямоугольными очертаниями. Такие бутылки делать проще, да и выглядят они внушительно, брусковатая форма красиво преломляет свет, придавая особую яркую торжественность праздничному столу.

      Уже к концу XVIII века прямоугольная бутылка  прочно ассоциируется с простым хлебным вином (самогоном), изготавливается преимущественно из стекла с зеленоватым оттенком, но достаточной прозрачностью.

      К началу XIX века произошло разделение между простой и дешевой в изготовлении массовой бутылкой и штофом,  винной посудой и графинами для дорогих напитков.

      Цвет стекла так же имел важное значение. Самогон разливали в бесцветные или зеленоватые бутылки. В золотисто-янтарные, вишневые, темно-зеленые, рубиновые бутылки лили настойки, наливки и дорогую водку. Были и «премиум» бутылки из хрусталя, тончайшего фарфора.                                          Фрагмент бутылки из стекла вишневого цвета, был найден на территории раскопок поселения «Фрея», вблизи Тамани, когда проводились исследовательские работы на подъездных путях к Крымскому мосту.

       В наши дни многие дизайнеры черпают свое вдохновение в штофах дореволюционной России. В фонды Таманского музейного комплекса в 2014 году по закупке поступил штоф с пятью рюмочками  выполненных в виде маленьких пивных кружечек. 1909 г. Изящная конусовидная форма штофа, с узким горлышком, венчается каплевидной пробкой.  Тулово сосуда, как и рюмочек, украшено стилизованным орнаментом, выполненным в виде павлиньих перьев с глазками бордового цвета.

В  апреле 1841 г., накануне последнего отъезда на Кавказ, М.Ю. Лермонтов, навестил В. Ф. Одоевского и получил от него чистый альбом с надписью: «Поэту Лермонтову дается моя старая и любимая книга с тем, чтобы он возвратил мне ее сам, и всю исписанную». Одоевский хотел ободрить уезжавшего друга, он знал о дурных предчувствиях поэта и потому настаивал на том, чтобы альбом, заполненный новыми стихами, Лермонтов возвратил сам.

Читать далее

Верный дорогой привычке, М.Ю. Лермонтов приехал провести  вечер к Карамзиным, сказать грустное  прости собравшимся друзьям.

Впоследствии  Е. П. Ростопчина в своем известном письме к А. Дюма-отцу вспоминала: «Во время всего ужина и на прощанье Лермонтов только и говорил об ожидавшей его скорой смерти. Я заставляла его молчать и стала смеяться над его казавшимися пустыми предчувствиями, но они поневоле на меня влияли и сжимали сердце».

Вскоре, в конце этого трагического 1841 года, Е. П. Ростопчина в стихотворении «Пустой альбом» вспомнила свои встречи с Лермонтовым, вечера у Карамзиных и прощальный ужин. Ей удалось воссоздать дружескую атмосферу карамзинского кружка и живой облик поэта:

 

Но лишь для нас, лишь в тесном круге нашем
Самим собой, веселым, остроумным,
Мечтательным и искренним он был.
Лишь нам одним он речью, чувства полной,
Передавал всю бешеную повесть

Младых годов, ряд пестрых приключений
Бывалых дней, и зреющие думы
Текущия поры Но лишь меж нас, —
На ужинах заветных, при заре
(В приюте том, где лишь немногим рад
Разборчиво-приветливый хозяин), —
Он отдыхал в беседе непритворной,
Он находил свободу и простор,
И кров как будто свой, и быт семейный
О! живо помню я тот грустный вечер,
Когда его мы вместе провожали,
Когда ему желали дружно мы
Счастливый путь, счастливейший возврат;
Как он тогда предчувствием невольным
Нас испугал! Как нехотя, как скорбно
Прощался он!.. Как верно сердце в нем
Недоброе, тоскуя, предвещало!

 

 

День памяти М.Ю. Лермонтова

       15 июля отмечается День памяти Михаила Юрьевича Лермонтова, выдающегося русского поэта, прозаика и драматурга, одного из самых талантливых представителей интеллигенции XIX века. В далеком 1841 году в Пятигорске выстрел из дуэльного пистолета оборвал жизнь автора множества известных произведений, по праву занимающих отдельную нишу в сокровищнице русской литературы. Творчество Лермонтова, в котором сочетаются гражданские, философские и личные мотивы, отвечавшие насущным потребностям духовной жизни русского общества, ознаменовало собой новый расцвет русской литературы и оказало большое влияние на виднейших русских писателей и поэтов XIX и XX веков. Произведения Лермонтова получили большой отклик в живописи, театре, кинематографе. Его стихи стали подлинным кладезем для оперного, симфонического и романсового творчества. Многие из них стали народными песнями.

Читать далее

         По сей день читателя волнует не только творчество, но и судьба самого Лермонтова — яркая, короткая, трагическая, беспощадная, болью отзывающаяся в сердце тех, кому дорога отечественная культура.

                       Меняют русла и теченье реки,

                       Меняются названья городов,

                       А Лермонтов есть Лермонтов навеки –

                       Ровесник новых и былых годов.

                       Я Лермонтова не видал живого,

                       Но предо мной он все равно живой:

                       Поэта русского живое слово

                       Живет своею жизнью вековой.

                                                         (П. Дружинин)

Николай I и М.Ю. Лермонтов

      Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова приходятся на годы правления Николая I, который сыграл немаловажную роль в судьбе поэта.

Читать далее

      Впервые М.Ю. Лермонтов мог увидеть Николая I в 1830 году, когда учился в Московском Университетском Благородном пансионе, а впоследствии  во время учебы в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, и во время службы на Кавказе.

          Николай I был равнодушен ко всякому роду художественной словесности, но после того, как император получил стихотворение М.Ю. Лермонтова «Смерть поэта», переданное шефом корпуса жандармов А.Х. Бенкендорфом, эмоциональность по поводу Лермонтова стала понятна. Императора разгневали последние строки стихотворения, в которых ответственность за гибель А.С. Пушкина возлагалась на аристократию.  Николай I даже послал к Лермонтову доктора «удостовериться, не помешан ли он».  Стихотворение «Смерть поэта» стало причиной первой ссылки Михаила Юрьевича.

          По возвращению из ссылки Лермонтов пишет роман «Герой нашего времени». Николай I,  прочитав вторую часть романа, понял, что Лермонтов не исправился.  И после громкой  истории  вокруг  дуэли  с де Барантом  вынес окончательное решение по делу о суде над М.Ю. Лермонтовым. Он отменил решение о трехмесячном аресте и приказал ограничиться только переводом из гвардии в пехотный полк. Таким образом, он смягчил наказание Лермонтову, но  велел не поощрять его за боевые заслуги. На представление к ордену Святого Станислава 3-й степени за храбрость, проявленную Лермонтовым в сражении при реке Валерик, наложена резолюция — не «изволил изъявить монаршего согласия». А затем вычеркнули из списков награжденных, как опального поэта в представлении к награде за осеннюю экспедицию 1840 года.

      Узнав о смерти М.Ю. Лермонтова на дуэли с Н.С. Мартыновым, император произнес: «… тот, кто мог заменить нам Пушкина, убит».

портрет Лермонтова.

      Самый ранний портрет Лермонтова  выполнен неизвестным художником, возможно, крепостным.  3-4-летний мальчик изображен в натуральную величину в белом платье. С раннего детства Михаил Лермонтов был склонен к рисованию, художник подчеркнул это увлечение: правой рукой ребёнок что-то чертит на грифельной доске, левой  держит полуразвернутый лист бумаги с какими-то зарисовками. Можно предположить, что художнику удалось уловить основные черты оригинала: широкий открытый лоб, большие глаза, с выражением доброты и задумчивости, нежно очерченные губы и немного вздернутый нос.
Портрет хранился в имении бабушки Лермонтова Е.А. Арсеньевой. После её смерти портрет попал в имение её брата, А. А. Столыпина, в Саратовскую губернию, а из его семьи позже – в Мурановский музей. Оттуда – в Государственный литературный музей, где и находится по сей день.

«Заветы доброй старины»

       В жизненном укладе существуют правила использования и хранения рушника.
— Нельзя украшать рушник мережками – жизнь будет дырявой.
— Нельзя вышивать свадебные рушники ночью – в это время суток вышивают только магические вещи.
— Вышивка должна быть чистой и аккуратной с обеих сторон – лицевая сторона для людей, изнаночная – для Бога.
— Рушник – это дорога жизни, поэтому полотнище его должно быть целым и непрерывным, как жизнь (не вставляйте в середину рушника никаких кружев или тесемок – этим вы навредите, разрезанную жизнь уже не сошьешь, как бы ни старался).
— На свадебных рушниках вышивают птиц парами, например сокол, индюк, павлин, петух и курица. Не вышивают кукушек – вдовий символ, соловьев – символ неженатых парней (чтобы муж не изменял).
— Все размеры рушника (ширина, длина) должны делиться на семь.
— Вышивкой должна быть заполнена каждая половина рушника.
— Центр рушника обязательно должен оставаться пустым, без вышивки – Божье место. Становясь на рушник, молодые получают благословение свыше.
— После свадьбы рушники хранятся в семье молодых, как символ счастливой семейной жизни в скрученном в трубочку виде, чтобы всякая нечисть по кругу походила и поняла, что здесь ей нечего делать.
— Свадебные рушники, особенно под ноги, используют один раз! В случае очень счастливой семейной жизни в наследство передают только узор, а рушник вышивается новый.
— Рушники не берут напрокат – вы же судьбу не берете напрокат.

Читать далее

  У каждого рушника своя история… И пусть сейчас рушники не используют так широко в обиходе, но и  в ХХI веке рушник жив, мы видим его на свадьбах, в церквях, в домах.

      В фондах Таманского музея хранится коллекция рушников конца XIX-XX века. Вышиты они  мастерицами из разных уголков нашей огромной, многонациональной страны. Большей частью переселенцами из Запорожской, Полтавской и Черниговской губернии.